Павловская параллель XXI века.

Мы вступили в эпоху перемен. Каких? Незнаем каких, скажут все медийные фигуры. Это невозможно просчитать . Маркс мог. Читая книги как все, заглядывая в историю, экономику, философию, он смог просто показать на очевидные вещи и породить социально-политическое учение, определившее весь ХХ век. И, во многом, нашу судьбу. Может , истинное величие ума и состоит в том, чтобы указывать другим на очевидное? Увязывать исторические параллели с другими научными наблюдениями и тогда любой уже может хлопнуть себя по лбу, и сказать: «Ба, да как тут всё просто. Да как же я сам не догадался!» Мы зажирели мозгом, потребляя информационный фастфуд, и нужно заставить себя хлопнуть по голове, чтобы глаза посмотрели вокруг. Помогу.

  В Киеве намедни убит экс-депутат ГД РФ Дениска Воронёнков, беглый кремлёвский холоп. Из него руками досужих журналистов пытаются сделать некую сакральную жертву. Уводя внимание людей от действительно важного, придавая банальной «разборке» видимость важного события. Успокойтесь, господа. Напомню вам, что рабов не используют для таких жертвоприношений. А что пытаются скрыть? 25 марта нового стиля, (12 старого) 1801 года, ровно 216 лет назад, в Михайловском замке творилось страшное. Заговорщики убивали Русского императора. Человека, недолгое правление которого больше двухсот лет ощущалось россиянами. Он вступил на трон в 1796, и был убит через четыре с небольшим года. Убив, тут же принялись заметать следы, вырывать листы из приказов по караулам и дежурствам, чтобы не оставить следов в цареубийстве. Чем нам интересно это трагическое событие? Оно открывает завесу над тайной и по новому позволяет на наш народ, с гордостью.

 Царя убивала не просто знать. Лучшие и «преданнейшие». Душой и организатором заговора стал Пален— глава тайной полиции и по совместительству петербургский генерал- губернатор. В заговоре участвовали командиры гвардейских полков : Семеновского — Депрадович, Кавалергардского — Уваров, Преображенского Талызин. Де Рибас, вице- канцлер Панин , командир Изюмского легкоконного полка Беннигсен, граф Николай Зубов. Поддерживал недовольных и английский посол Уитворт, состоявший в любовной связи с Жеребцовой, сестрой опальных братьев Зубовых, в доме которой собирались заговорщики. Там он рекой лил вино и сыпал деньгами, выделенными ему своим Правительством. Императора убивали жестоко, били ногами, предметами, а добили тяжёлой золотой табакеркой в голову.

  Среди его нововведений много такого, что при внешней неказистости имели огромное значение. Павел начал перевод войск на казарменное положение, запретил сдавать солдат в аренду гражданским на работу. Главное поставил вопрос службы на соответствующее место. Генерал или офицер, более двух месяцев сказывающийся больным подлежал увольнению. Или лечись, или служи.
  
  До Павла I квартирный постой солдат среди обывателей был нормой. В чём была пагубность? Для начала попробуйте организовать правильную службу солдат или казаков, если они разбросаны по квартирам горожан или селян? Во вторых, как наладить контроль за здоровьем подчинённых? А какой соблазн для воровства… Солдат получал деньги на прокорм. Ротный по трошечки прижал, старшина удержал, каптёр не додал… Посмотрел солдат на то, что осталось, махнул рукой и пропил за три дня. А потом ходит голодный. Месяц… И всем хорошо, кроме служивого. А ему что? Кому жаловаться? Многие командиры, разбалованные «пресвещенной» Екатериной, не появлялись в полках месяцами. Зачем, солдатские деньги и на квартиру принесут. Больной, мол, я. Страдаю хворью пока неизвестной науке. Чтоб не заразить солдатиков — неча там делать.

  Служивые бывало обирали хозяев. Или приворовывали на стороне, разбойничали, или шли в найм, наплевав на службу. Многие пускались в бега от такой жизни.
Император Николай Второй кисти Серова

  Был ещё один аспект. Солдат не монах. Обет безбрачия не давал. Проститутки – дело хорошее, если не заразное. А когда денег нет? А тут хозяйкин муж на работу уехал, или по надобности. Ну и как тут хозяйку не попользовать? Не упереть головой в стену. Да кулаком по бабьему хребту, чтоб не супротивничала, а помогла защитнику Отечества разгрузиться. С повизгиванием оно быстрее будя. А тут муж в дверь. Да за топор. Дальше и писать не надо. Суд да каторга. Нет, некоторых хозяек такое положение устраивало. Но службу губило.

  И тут вдруг из-за казармы царской такая кормушка накрылась. Да на службу гонят, проверяют как носок тянет, как шеренга поворачивается. НЕ МОЖЕТ – В Сибирь. За что? У генералов и чиновников, подрядчиков массово описывали дачи и дома, резонно указав – строили солдаты? Они государевы люди? Значит и дача государственная. Свободен. И выйти на службу не забудь. 

  Раньше, при матушке-государыне, волокита цвела, не пахла, а аж душила. Бумаги не просто не тянули по сроку исполнения, а «теряли», «забывали», селёдочку заворачивали. Если не заплатишь. Жалование чиновный люд годами не видел. Гражданским «генералам» деньги канцелярских служителей нужнее. Потому беспринципные чиновники на «мази» и «откатах» хоромы ладили, а честные чуть лучше нищих выглядели. И родилось тогда – честный «дурак».
Рядовой Лейб-Гвардии Казачьего полка 1796-1801г.

А при новом императоре – не рассмотрел бумажонку какую, мы присмотримся; не подал к установленному сроку рапорт или доклад – пожалте-с в Сибирь. Не пришёл на службу вовремя – ну брат,.. сам виноват. Болеешь? А чего тогда служишь? Свободен.

  Да ещё барщину сократил до трёх дней в неделю, запретил мужиков по воскресениям запрягать, и разрешил, неслыханное дело – жаловаться на своих хозяев. И продавать крепостных порознь, как рабов. Но не сука ли такой царь?

  Особо русские офицеры роптали, что Император приравнял казачьи чины к военным. Орали , шпагами трясли . Сказывалась унаследованная ненависть дворового холопа к потомственному воину. Немцы помалкивали. Они как и казаки своё положение веками шпагой ковали. Донцы, доказав верность Престолу, из статуса придворных частей, были зачислены в Русскую гвардию и получили гвардейские офицерские чины – корнетов, поручиков, ротмистров, майоров. А Донские хорунжие, сотники, есаулы, войсковые старшины приравнены к ним.

  При Павле появилось государственное казначейство, существующее и сейчас, наведшее порядок с оборотом финансов. В стране прекращены гонения на старообрядцев и им было дозволено строить свои храмы. Да много чего. И по мере успокоения и упорядочения страны пропорционально этому росла ненависть знати к императору . Между народом и Царём образовалась пустота. Казаки стали стеной, не допуская к нему убийц, но заполнить пропасть не могли. В Англии поняли, что пока Казаки охраняют Верховного владетеля любая попытка переворота будет пресечена. И был принят коварный план дискредитации Казачества. Царский любимец, телохранитель, Евграф Грузинов, полковник Лейб- Гвардии Казачьего полка был оклеветан. Против него было возбуждено следствие и он был обвинён в хуле на императора, и что строил «нелепые планы о политической независимости его отчизны». Евграф был засечён кнутом на Черкасском майдане, а полк попал в опалу и фактически отстранён от охраны.

  Оставались уральцы. Лейб- сотню отправили на учения. По дороге казаки взбунтовались, кричали что Царь никогда не проводил учения без своего присутствия. Измена! Сотня свернула с полпути, арестовав свитского офицера, но возле дворца их встретили войска заговорщиков и со скорбью оповестили, что «государь скончался апоплексическим ударом.»

  Таких похорон монарха Россия ещё не видела. Войска – рядовые из непривилегированных сословий, унтер-офицеры, казаки, ветераны – плакали. Казаки не скрывали слёз и спрашивали себя, ну почему Он не отдал приказ выкорчевать измену? Знать пела и плясала. Казалось бесы прыгали по улицам обеих столиц. Не хватало только фейерверков и прочих огненных забав. А в костромской ссылке за Павла искренне молился провидец, ввергнутый туда волей почившего в Боге императора, и который сказал ему: «коротко будет царствие твоё, и вижу я лютый конец твой. …от неверных слуг мучительную кончину примешь, в опочивальне своей удушен будешь злодеями, коих греешь ты на царственной груди своей». И монах, и покойный знали ответы на многое, что должно было произойти со страной, но оповестить права не имели.

  Когда весть о чудесном провидце достигла монарха, Павел Первый приказал доставить его к себе во дворец. О чём говорили – было не известно. Писец, ведший стенограмму потом исчез, а Авель был сослан. Листы беседы под видом завещания были укрыты под караулом гвардейских полков. На ларце с бумагами было начертано: «Вскрыть через сто лет».

  Через век император Николай II с супругой вошёл для ознакомления с текстом. Данные о посещении не заносились в журналы. По выходу Царь был бледен и отказался общаться с прессой, куда просочились слухи о посещении. В оставленных правнуку листах было и о своём убийстве, и гибели императорской России, и смерти царствующей семьи. Вокруг Николая, похожего на прадеда даже лицом, образовалась пустота и измена. Массы народа крутились рядом – а опоры не было. Страшен был итог такой пустоты. Резня, гражданская война, геноцид, нашествие иноплемённых, опустошения земли и народов. Ларец был сокрыт новыми властями. Во избежание, так сказать… А то умы некрепкие, прочтут там о крушении неизбежном коммунизма. Как светлое будущее строить с ними тогда?

  Минул ещё один век. И вновь смута, нашествие из-за океана иноплемённых. Такая же страшная нынешняя пустота на политическом поле России. Нет ни ответственных партий, ни искренних друзей у президента. На которых можно положиться Отечеству в тяжкий час. Есть только «Росгвардия», собранная из остатков прежней милиции, Внутренних Войск, и ФСБ. И мы задаём себе вопросы, а если предательство вновь совьёт там своё гнездо?

Автор :  В . Н . Быкадоров .



Добавить комментарий

Войти с помощью: